суббота, 23 сентября 2017 г.

Торт

ВИКА МИРОШКИНА

ТОРТ



- Мам, я погуляю? - Леночка при полном параде стоит у входной двери.

- А-а? - откликается мама, и её голова выглядывает из кухни в коридор. -  Ладно Ленусик… только далеко не ходи, - ласково просит она.

- Конечно! – Леночка озаряется счастливой детской улыбкой, щелкает замками, намереваясь спешно исчезнуть за дверью.

- Какая ты у меня красивая, - восхищенная мама выходит в коридор с припорошенными мукой руками, словно в белых перчатках. В сочетании с алым передником это всегда предвещало много всего вкусненького. Глаза её задерживаются на нарядной коробке в руках дочери.

- К Наташе? - мама улыбается. - Ты же не позавтракала...

Леночка, извиняясь, пожимает плечами, и этого оказывается достаточно.

- Далеко не ходи… те… красавицы. Ладно?  – голос у мамы звучит так мягко, что получается совершенно просительно.

- Конечно! Мамулька, это ты у меня самая красивая, - Лена смотрит на её припудренные мукой руки и, продолжая улыбаться, распахивает дверь…

Просторный чистенький зеркальный лифт плавно несёт её вниз. Леночка критически осматривает себя со всех сторон, с недоумением смахивает не замеченные ранее волоски кошачьей шерсти и только тогда по-настоящему остаётся довольна своим видом. Торжественно, по-взрослому, выходит из кабины на первом этаже, но тут же снова превращается в прежнюю девочку и, пролетев мимо окна консьержки, с прискоком сбегает по ступенькам к выходу.

Последнюю преграду, тяжёлую железную дверь на жесткой пружине, хрупкая спина девочки одолевает не сразу - смешно, с трудом она вываливается во двор, держа перед собой торт, щурится на яркое солнце - прекрасное безоблачное небо выглядит голубой глазурью с желтым пламенем свечи посередине. Она оглядывается по сторонам, вдыхая жаркий аромат летнего двора, и её лицо выражает полнейшее удовольствие.

Сорвавшись с места, она сначала почти бежит по мягкому асфальту за дом, затем чуть медленнее, стремясь на «наше место» встретиться с подружкой – так они условились. По пути Леночка заглядывает всем в лица, и ей кажется, что встречные смотрят на неё по-особенному, понимают, что сегодня у неё важный день - деньрождеевый…

Она с удовольствием улавливает праздничные ароматы цветов, которых много на клумбах около подъездов, и гордится собой, поглядывая на коробку в руках – там кое-что вкусненькое для этого особого случая, она сумела хорошо подготовиться: «Поскорее бы увидеть, как Наташа будет удивляться, сильно удивляться и...»

Этот праздничный день они с подружкой всегда проводили вместе, и каждый раз Лена преподносила вкусный сюрприз Наташе, а та дарила ей неожиданный подарок. В этот раз Леночка попросила маму не готовить, как в прошлые разы, а купить торт, и не просто красивый, а заказной, с необычной начинкой, а затем Леночка сама добавила в него вишенок, клубничинки и дополнительно художественно присыпала готовые розочки тёртым шоколадом. На коробке с особой старательностью Леночка красиво написала стихи о вечной дружбе между подругами и дорисовала персонажей из мультфильма. Только на составление стихов она потратила несколько дней, переписывая и переписывая важное откровение, никому готовое стихотворение не показывая, даже маме. Для секретности коробка с тортом ночевала в холодильнике обернутой в газету.

В дополнение к сладкому сюрпризу Леночка подготовила программу для «после торта» - это будет загадывание будущего в ее новом году жизни с применением палочек, листочков, лепестков и всего, что попадётся на месте, а также с помощью серебряной монетки, которую она попросила у папы и прихватила с собой. Кое-что про гадания она подсмотрела в интернете.

Предвкушение тайного пира будоражило Леночку уже с неделю, а со вчерашнего вечера полностью накрыло с головой - с того самого момента, как торт был готов и запрятан в холодильнике: «О, как они будут есть это лакомство маленькими серебристыми ложечками прямо из коробки…»

Наконец, вот и оно, «наше место» - позабытая всеми небольшая детская площадка в обрамлении высоких кустарников. Мамочки не любили там гулять с детьми, а вот подружкам можно было замечательно уединиться, устроившись лицом к лицу на деревянных стульчиках плохо работающей малышовой карусельки, медленно покручиваться, отталкиваясь ногами от земли или можно было развалиться на одной из двух удобно изогнутых лавочек с фигурными спинками-зверушками.

Наташи здесь не оказалось, и вообще никого не было. Только какая-то обычная дворняжка скучно лежала на боку в травке, не обращая на Леночку никакого внимания. В первый момент Лена даже испугалась, что опоздала. Часов она не носила и мобильного телефона у нее еще не имелось. Вспомнив, что Наташе родители недавно купили замечательный сотовый телефон, она почувствовала себя неуютно.

«Ну, да ладно, - Леночка отогнала грустные мысли и постаралась не расстраиваться в такой день, стала ждать, топчась в одиночестве между каруселями и горкой, поглядывая на собаку. - Если бы не эта соня, было бы совсем как в … пустыне», - сравнение не понравилось, а другого синонима одиночества на ум не пришло.

Постепенно становилось очень скучно, как-то не по себе, жара усиливалась. Она представляла, как тает в коробке очаровательный торт, и очень боялась за него. Хотелось заглянуть внутрь, чтобы проверить его сохранность. Захотелось пить, и Леночка огорчилась, что не подумала взять с собой воды. «Ну что же, придётся немного потерпеть, - решила она. - Может, Наташа принесёт?»

Время шло, а ничего вокруг не менялось...

Терпение лопнуло резко, само по себе, и враз взбешённая, Леночка отправляется искать свою затерявшуюся подружку по соседним дворам, на счастье, наугад. Обида заносит её довольно далеко - туда, куда не отпускали родители. Теперь она не сомневалась, что все встречные смотрят на неё не празднично, а с сочувствием, как на неудачницу, и это было больно, задевало, как издевательство. Она прятала глаза и отчаянно надеялась на чудо найти подружку, представляла, как Наташа тоже ищет её во дворах, позабыв о том, где они условились встретиться. Ведь однажды нечто похожее уже случалось с Наташей, когда у неё неожиданно заболела младшая сестра, и тогда Наташа всё на свете перепутала. И хотя надежда найти Наташу таяла с каждым новым поворотом дорожки, с каждым оставшимся позади углом дома, она верила…

И вот Леночка, как награду за упорство, всё же обнаруживает свою Наташу, но, к своему удивлению, не одну, а с враждебной, вредной одноклассницей Ксюхой и с незнакомыми старшими девчонками.

Вмиг обрадовавшись Наташе, Леночка захотела было броситься к ней, к своей потерявшейся подружке, не принимая в расчёт других девочек, но вместо этого ноги сами остановились. Через мгновение до неё дошло, что она не хочет разделять праздничное угощение с кем попало, тем более с Ксюхой, руки машинально спрятали драгоценный торт за спиной. Скрываться Леночка посчитала глупостью и стала с волнением ожидать в сторонке, пока Наташа её увидит.

Не замечая её, девочки над чем-то посмеивались.

Наконец Наташа, продолжая улыбаться, прямо взглянула на Лену и явно узнала, однако не махнула ей призывно рукой и не кивнула в знак приветствия, а просто пригляделась и отвернулась.

«Как так? Как на… на незнамо что посмотрела… как будто я навязываюсь, - вспыхнула Леночка. - Она что, не узнала? Забыла про договор?» - сладкая радость от встречи быстро превратилась в прокисший кефир горькой обиды.

А Наташа тем временем, посмеиваясь, пошла с Ксюхой под ручку, следуя за старшими девушками…

Леночка сначала пошла за ними, но вдруг очнувшись, побрела в противоположную сторону, держа перед собой враз потерявший всякую ценность торт с кричащими красными ленточками. В глаза лез бантик на нём, который она сама придумала... и начертанные вокруг бантика стихи о дружбе… прямо-таки горящие буквы на коробке… тщательно выписанные фломастерами… Голова до краёв наливалась обидными мыслями вперемежку с воспоминаниями, пока это всё не брызнуло наружу:

- Как она могла? Так поступить со мной! Вчера еще она сидела у меня в гостях, мы так осуждали старших девочек за глупые гулянки с ребятами!.. мы так дружно… так сильно, а сегодня... она с ними, она врала мне вчера, смеялась надо мной вчера?.. – от таких открытий наворачивались слезы, но Лена давила их в себе. Из-за такого пренебрежение к себе хотелось провалиться сквозь землю…

Она так шла и шла в горьких раздумьях, просто вперед и вперед, не оглядываясь. В кармане серебристо позвякивала пара ложек. Уже давно позади осталась территория, где родители разрешали гулять…

Внезапно её плескавшаяся обида превратилась в кусок льда:

- Нет, а почему Наташке, Ксюхе можно гулять там, где захочется, а мне нет? Что мне - пять лет что ли? Кому охота сидеть всё время под окнами родителей в одном и том же дворе? Да никому! - Лене показалось, что последнюю фразу она выкрикнула очень громко.

- И пусть! Тоже мне, указчики! Ничего им не будет, поволнуются, и ничего страшного! – с этими словами она плюхается на какую-то лавочку, безжалостно срывает красные ленты с коробки, обнажает содержимое, выхватывает из кармана одну из ложек и на несколько секунд замирает над по-прежнему нисколько не потерявшем очарования кулинарным произведением.

«Торжественный позор», - думает про торт Лена, и слёзы брызгают из глаз. Она принимается яростно разрушать эту волшебную красоту, не обращая ни на кого внимания, жадно глотая без различия всё подряд, сминая розочки и перемешивая слои, удивляясь только солёному привкусу. Особенно мстительно уничтожается та доля, которая предназначалась бывшей подружке Наташе: «Так! Так ей!..»

Никогда Лена не ела так много сладкого за один раз, но месть, месть…

И казнь свершилась – она проглотила всё до последней крошки со странным, каким-то новым для неё удовольствием. Обе посеребрённые ложечки были похоронены внутри смятой в комок коробки, которая затем была яростно втиснута в небольшую урну рядом с лавкой…

Домой Леночка возвращается с никогда еще не испытанным ранее «настроением» - это гремучая смесь ощущения безграничной силы воли с абсолютным разочарованием любыми тортами и дружбой. Она вяло, но нагло обругивает сестру, родителей, кошку, телевизор и весь белый свет, наотрез отказавшись праздновать с ними этот свой день рождения… уходит спать, размахивая яркой красной ленточкой от торта…

Потом из-за предательницы Наташи у Лены болит живот, заставляя много думать. О прошлом и будущем… она плачет, пугая родителей, очень плачет и даже больше… но не из-за живота плачет, всё передумывая по-настоящему, серьёзно и навсегда… не желая замечать, как родители и даже сестра хлопочут вокруг неё: «Ленусик… Ленусик…»

А Ленусика почему-то одновременно сковывает холодное зло за потерянный день рождения и сжигает жалость к родителям, к сестре, к кошке и ко всему белому свету, включая телевизор. И съеденный торт жалко, и Наташу, и даже Ксюху: «А вот их-то за что жалеть? За что? За что? За что?», - крутится в её милой головке, превращая лицо в маску страдания.

Но больше всего Леночке стыдно. За то, что она не поделилась своим чудесным деньрождеевым тортом с родителями и сестрой, а съела всё сама, не принесла домой. И не было сил прекратить эту муку, которая местами становилась даже чем-то приятной…

Несколько дней на голове её горела огнём красная лента от уничтоженного торта, повязанная по-индейски, пока Леночке казалось, что ничего уже нельзя было вернуть назад и переделать…


-----
Буду рада отзывам. Пишите мне пожалуйста :)
-----


Мои рассказы:

Краска для волос
http://buketredisa.blogspot.ru/2016/07/blog-post.html

Из дневника Настеньки с пометкой "О стыде"
http://buketredisa.blogspot.ru/2017/03/blog-post.html

Хоум видео
http://buketredisa.blogspot.ru/2017/03/blog-post_26.html

Феёк

-----